Письма Крошки Мю: ДокторФест

В обычной жизни я, в общем, неплохо функционирую.

Собираю информацию. Оцениваю возможности. Принимаю решения.  Рефлексирую. Все это вполне эффективно работает в штатном режиме.

Но когда происходит стрессовая ситуация, тут бабушка надвое сказала. Бывает, мне удается переключиться в авральный режим и быстро решить проблему. Но чаще случается, что мозг тормозит на полном ходу, в ужасе забивается в угол черепной коробки и поднимает табличку «Без меня!!!». И я начинаю соображать в два раза медленнее (там, где надо бы в два раза быстрее), тело зажимается, адекватности ноль, в общем – готовый кандидат на вылет.

К чему я это всё? Неделю назад я не смогла бы себе представить ситуации более стрессовой, чем оказание первой помощи.

Во-первых, я не знала, что нужно делать  – в голове были только беспорядочные обрывки из серии «надо щупать пульс и дышать рот в рот». Во-вторых, ничего из этого я бы все равно вспомнить не смогла – страх, спешка и груз ответственности за чужую жизнь блокировали бы мне остатки мозга, и я бы переключилась в режим хорька-паникёра, пока кто-нибудь милосердно бы меня не вырубил.

На Докторфест я поехала, в основном, за ответом на вечный русский вопрос «Что делать?». Я смутно догадывалась, что не к каждому бессознательному телу надо приставать с поцелуями, но альтернативы мне были неясны. Есть такие знания, которые могут пригождаться не каждый день, но которые спокойнее иметь, чем не иметь.

Опять же, может, если информации будет больше, то во время стресса она из головы вылетит не вся?

***
Огромный оранжевый купол-тент на лесной поляне. Палаточный лагерь под лучами жаркого предлетнего солнца.

Лекции, перерывы, еще лекции, практические занятия. Удивительно, как все это удалось упихнуть в один короткий день.

Еще более удивительно, что в голове при этом не возникло каши. Впрочем, когда материал структурируют и интересно подают, он аккуратненько укладывается в памяти на манер тетриса – и информации влезает значительно больше.

Глобально, в первый день нам дали ответы на два самых важных вопроса.

Во-первых – что делать с пострадавшим. Простые, понятные алгоритмы первой помощи: что делать сразу, что оставить на потом? В какой последовательности осматривать человека? Что с ним можно делать, а что нельзя? Как делать СЛР, как накладывать шину, жгут или повязку, что говорить и как взаимодействовать…

Во-вторых – что делать с самим собой. Со своим собственным стрессом, травматическими синдромами, ступором, истериками и остальными реакциями. Как  переключиться из режима паникующего хомячка в режим спасателя. И, более глобально, в жизни – из неэффективного состояния в рабочее.

Засыпая тем вечером, я уютно устраивалась в палатке и думала, что, судя по первому дню, завтрашняя игра в спасателей в нацпарке должна пройти тепло и лампово. Я же столькому научилась, я же теперь знаю всё или почти всё. Я теперь очень умная и спокойная, практически готовый спасатель, а спать осталось еще целых девять часов. Может ли что-то быть комфортнее?..

***
В час ночи в лагере поднялся крик.

Кричали, по-моему, все. Кричали инструктора снаружи, отсчитывая минуты до старта. Кричали люди в палатках – на тему «что?», «куда?» и «какого черта?!».

Сонных, ничего не понимающих людей в темноте собрали в кучу и быстро побили на команды.  Концепция всего мероприятия звучала примерно как «доброй ночи, а ну-ка посмотрим, что у вас осталось в голове».

И вот тут оказалось, что перевязывать человека под солнышком, не торопясь и обмениваясь шутками – это одно. А в темноте, в неверном свете фонарей, в команде и за ограниченное время – совсем другое. Растерянность, раздражение, усталость, страх – потому что нельзя не задумываться, что будь на месте воображаемой раны настоящая, каждое твое неверное, неловкое и медленное движение по-настоящему отнимало бы время чужой жизни.

Я помню момент, когда мы неправильно начали накладывать «пострадавшему» шейный воротник – просто, не задумавшись, повернули голову из скошенного положения в нормальное. А потом дошло, что мы сделали. Что реальный человек в этот момент у нас на руках бы умер.

И к этой логичной, в общем-то, для тренировки ошибке я оказалась психологически не готова. Всех новоприобретенных знаний про борьбу со страхом и стрессом хватило только на то, чтобы с переменным успехом держать себя в руках.

Я все еще ничего не умею и не знаю. Кого я, к черту, могу завтра спасти?

***
Утром второго дня мы разминались и заодно играли еще в какие-то командные психологические игрушки. Было забавно наблюдать за собой и другими, отслеживать баги в собственном мышлении и пытаться осознанно менять стратегию. Работать в одиночку и в команде, брать на себя ответственность и уступать ее.

Все это было мило и здорово, но я все еще понятия не имела, как я собираюсь играть. Страх столкнуться с чем-то совсем новым, ошибиться и не справиться – с задачей и с самой собой –перебивал всё. Да, это была игра, но здесь весь смысл был в том, чтобы играть всерьез.

И тогда-то я ооочень четко почувствовала, как работает психосоматика. Как мысли влияют на состояние тела, вызывая не просто легкое недомогание, но полноценное предобморочное состояние. Когда тело включает защитные механизмы, и вот ты уже сидишь и залипаешь в одну точку, не в силах встать или хотя бы сконцентрироваться. Когда понимаешь, что перебраться на пару метров в сторону – это уже большая проблема, не говоря о том, чтобы еще полтора часа бегать по лесу и кого-то откуда-то выносить. Я понимала, что по большей части загнала себя в это состояние сама, и безумно на себя злилась.

Потом, уже сильно постфактум, я поняла, что мне на самом деле повезло.

Если бы я себя, не в первый уже раз в своей жизни, не спустила тогда на уровень недееспособности – мне не показали бы тут же, как из этого состояния выходить.

Что можно самой себе сказать, что сделать, чтобы с помощью все той же психосоматики (и горячего чая с лимоном, да) вернуться в нормальное состояние. «Бесплатно, без смс и регистрации», практически мгновенно. Из полуобморочной тургеневской девушки превратиться в нормального человека, который может справиться почти со всем – и с физическими нагрузками, и  работой в условиях стресса, и с принятием решений, и, таки да  – с оказанием первой помощи.

С ДокторФеста я возвращалась с ощущением, что провела в лесу, по крайней мере, неделю.

Ну не могло быть иначе, не влезло бы это всё в два неполных дня.

Все эти лекции, разговоры, костёр, командные игры, знакомства и встречи, старое-доброе и лучшее новое. Все эти новые ощущения и знания, все эти фишки, полезные не только в экстренных ситуациях, но и в жизни. Все эти потрясающие люди.

Есть места, куда хочется возвращаться снова, а есть места, в которые точно знаешь, что вернешься.

Чтобы узнать еще больше.
Чтобы быть еще лучше.

Один комментарий к “Письма Крошки Мю: ДокторФест”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *