Письма Крошки Мю: Ёж с молоком

Как-то раз весной в Махерово мы нашли возле крыльца ежа.

Не то чтобы в деревне это редкость, но вы когда-нибудь видели ежей? Совершенно же невозможно хладнокровно пройти мимо. Разумеется, вокруг ежа поднялся в меру сдержанный писк-визг, его схватили на ручки и попытались приласкать. Он, бедняга, не понял, что мы к нему исключительно с добрыми намерениями: свернулся клубком, выставил во враждебный мир иголки и зашипел.

Было решено облагодетельствовать ежа не мытьем, так катаньем. Раз подвергаться глажке он не хочет, напоим его молоком! Мы наполнили свежим молоком огромную миску и поставили ее возле крыльца; рядом сгрузили ежа.

Сначала еж, чуя, что опасность еще рядом, пытался оставаться в благоразумном клубочке, но нос его помимо воли чуял молоко, и еж потихоньку разворачивался из боевого игольчатого шара в обычного ценителя вкусненького. Он застенчиво подполз к миске и погрузил туда мордочку. Я не мастер различать ежиные настроения, но чем дальше, тем больше от животного прямо-таки фонило блаженством.

В этот момент к крыльцу подошел рыжий кот Кузя.

Сказать, что у него случился диссонанс – не сказать ничего: стоит тут, понимаешь, огромнейшая миска молока, которая и ему, альфа-самцу, не всегда достается, – и наше кровное молочко из нее лакает что-то мелкое и наглое!

Кузя, несмотря ни на что, парень изначально миролюбивый. Пузатую мелочь, справедливо рассудил он, можно воспитать и потом, а пока молока еще целая миска – first things first! Он подошел к миске и пристроился рядом с ежом.

У ежа в это время происходили свои сложные внутренние психологические процессы. По мере того, как увеличивалось количество молока в его организме, уменьшался уровень его страха перед окружающим – и в какой-то момент уровень этот пересек нулевую отметку и устремился в область отрицательных величин. Проще говоря, еж начал наглеть.

Вряд ли Кузе в его котовской жизни еще когда-нибудь приходилось удивляться так сильно, как в тот раз, когда его от миски молока оттолкнул еж.

Кузя решил принять это за простое недоразумение и сунулся к миске снова; еж зашипел и прицельно кольнул Кузю в нос. Кузя был обескуражен, деморализован и фрустрирован (т.е. офигел), но что он мог сделать? Любая попытка проучить нахальника заканчивалась исколотыми лапами и обиженным мявом. После нескольких бесплодных попыток отвоевать нажитое непосильным трудом, Кузя поступил как истинный кот – а именно сделал вид, что полностью контролирует происходящее и вообще еж еще жив единственно его, Кузиной, милостью.

У ежа тем временем разворачивалась своя драма: он рассудил, что такой прекрасный представитель рода ежиного, как он, достоин в буквальном смысле купаться в роскоши. Придя к этому нехитрому выводу, еж не без труда перевалился через край миски и плюхнулся в молоко всей своей тушкой.

В глазах кота сверкнула и погасла бессильная классовая ненависть к олигархам. Еж лакал молоко, отфыркивался, месил его лапами, неспешно разворачивался в нем как океанский лайнер. Он был в ежином рае, смысл жизни был успешно постигнут, и плевать он хотел на людей, котов, высшую справедливость и вообще на все, что не касалось окружающего его молока.

Мы немного полюбовались на эту воплощенную нирвану и ушли в дом, оставив ежа с его сбывшейся мечтой. Через некоторое время кто-то из нас выглянул в окно и обнаружил миску, где еще оставалось немного молока, и никаких следов ежа.

Мы в ответе за тех, кого напоили. Была организована срочная поисковая операция. Она быстро увенчалась успехом. Еж обнаружился метрах в тридцати от миски: по извилистой траектории он из последних сил полз к родным кустам.

Кто-то попробовал до него дотронуться; еж пьяно зашипел что-то на тему «убери руки, я женат» и попытался свернуться в клубок, но площади иголок уже не хватало, чтобы полностью прикрыть его раздутое от обжорства брюшко. Сделав два-три безуспешных подхода, еж устал – и внезапно, в лучших традициях городских дебоширов, закрыл глазки и захрапел.

Его бережно отнесли к кустам и засунули туда поглубже – на случай, если удалого падди пойдет разыскивать мстительный кот. На следующее утро ежа на месте не обнаружилось. Мы надеялись, что он благополучно проспался и пошуршал в родную нору – оправдываться перед женой, надо думать.

Был ли к исчезновению ежа причастен Кузя, нам узнать не удалось. Доподлинно известно только то, что после того случая кот еще долго перед едой предварительно проверял молоко на наличие в нем наглых ежей.

Добавить комментарий