Кольский 2015. #3. Прыгаем и планируем

– Он забирается на самую высокую сосну и оттуда планирует!
– Простите… что планирует?
– Прыгает и планирует! Ну… Летит!

(«День Радио»)

– Ника, как ты думаешь, где здесь Север? – задумчиво спросил меня Вова, вертя в руках компас. Стрелка меланхолично описывала круг за кругом: местные магнитные аномалии сводили бедный прибор с ума.

– Здесь везде Север, – устало сказала я, – это ж Кольский.

Компас работал на честном слове Остапа Бендера. Карты тоже привирали – не критично, но стабильно. Маршрут менялся день ото дня, за ним приходилось перекраивать меню. Ложные тропы уводили от основной влево и вправо, в самом неочевидном месте возникали переправы и болота, ориентиры пропадали и смещались…

Мой мозг взрывался.

***
Из всех моих многочисленных любовей совершенно особняком стоит страсть к планам и планированию. Она нежнее чуть ли не большинства остальных, и именно потому, что безответна: я лелею и обожаю свои планы, а они, неблагодарные, беспринципно прогибаются под реальность. («Ah, gravity! Thou heartless bitch!»).

Работает это примерно так. Как известно, в ситуации неопределенности лучший способ почувствовать себя увереннее – это составить план. Так появляется ощущение какого-никакого контроля над происходящим. Проблема только в том, что в какой-то момент из этой самой неопределенности совершенно определенно вынырнет что-нибудь зубастое и сожрет ваш план с потрохами. Чем план точнее – тем меньше шансов у него осуществиться. Этой темой спекулировал, кажется, еще старик Мерфи.

Люди об этом часто забывают – и стабильно получают проблемы, причем аж двух типов. Первый тип понятен – если у тебя есть отлично прописанный план А, от которого зависит всё, и при этом вообще нет плана Б, то проще сразу повесить над собой гильотинку на веревочке. Топор еще может промахнуться, а вот «самый-самый единственный и важный план», сорвавшись, ударит по тебе безошибочно.

А вот второй тип проблем не так очевиден, а потому косит наши ряды еще эффективнее. Строить пару-тройку запасных планов мы в процессе эволюции худо-бедно научились – спасибо эпидемиям, стихийным бедствиям и любящим братьям по разуму. Но совершенно упустили другую неприятность.

Мы очень привязываемся к своим планам.

***
Погода, состояние группы, рельеф, прогнозы – всё это менялось каждый день. Мы могли вставать в горах и расходовать газ, вместо того чтобы по плану жечь дрова в лесополосе; делать днёвки вместо ходовых дней; терять тропу и возвращаться к ней, тратя часы.

Я чувствовала себя растерянно и неуютно. У меня была с собой раскладка еды по дням и распечатанный план маршрута, и эти затертые, помятые бумажки в первые дни давали ощущение уверенности, постоянства и предсказуемости. В четвертый день их уже можно было пускать на растопку – актуальность утратило и то, и другое. А ведь эти фиговые листочки раньше прямо-таки воплощали образ будущего – не бог весть что, конечно, но теперь-то не осталось даже их – только небрежные наметки да гигантских масштабов неизвестность.

И ты среди этой неизвестности – один. Все твои планы, твои якобы гарантии завтрашнего дня, к которым ты так привык, что уже считаешь частью себя, – пошли на растопку сырого ночного костра, потому что только на это они теперь и годны. Ты привык точно знать – или думать, что знаешь, – что произойдет в следующем году, а теперь не можешь предсказать события даже на час вперед. И живешь в напряжении, растерянности и злости, что планы, к которым ты всегда был так привязан, не значат теперь ровным счетом ничего. Переживаешь и нервничаешь до тех пор, пока…

… пока тебе это окончательно не надоедает.

***
Человек привыкает ко всему. Самое парадоксальное, что можно привыкнуть даже жить в постоянном потоке изменений.

В какой-то момент ты начинаешь принимать изменения как должное – потому что именно должным они и являются.

Учишься терпеливо ждать, относиться ко всему проще и потихонечку, понемножечку доверяться наконец Жизни. Делать всё от тебя зависящее – и разрешить всему остальному просто происходить.

Сначала я пыталась держать в голове весь маршрут от начала до конца. Потом, когда всё начало меняться, отчаянно цеплялась хотя бы за следующие несколько дней…

… а потом – остались только маячившие в отдалении день и место выброски, и абсолютное, блаженное, счастливое неведение относительно даже ближайших часов.

Оказалось, что такой подход нисколько не уменьшает эффективность – процент действительно реализованных планов и наметок остался ровно тем же, что раньше. А вот мозг это здорово разгружает. Когда заранее известно, что ничего не известно, когда всё постоянно меняется, – и ты знаешь, что к лучшему – то перестаёшь напрягаться и думать лишний раз в ту сторону, куда бесполезно.

«Перестань за всё цепляться…»

Вова завершает эту фразу как «наплюй на всё»; я же поднимаю лапу за вариант «прими всё». Если задуматься – то одно другому не противоречит. Можно думать об этом так, как нравится – это две грани одного и того же камня.

Нет, не бриллианта.

А льдистого кварца с полуострова Кольский.

Один комментарий

  1. Да, очень, очень — ОЧЕНЬ часто так получалось, что вдруг что-то идет не по плану. Просто казалось, все рушится: ты тщательно и дотошно все распланировал, и все у тебя должно было пройти как по нотам…
    И потом начинается валиться: там человек опаздывает, тут куда-то в пробку (или аварию) попал…
    И что интересно: по итогам всего этого получается все как нельзя лучше: и не надо было встречаться с человеком, и ехать на самом деле особо не надо никуда, да и вообще за тебя все сделали другие:-)

Добавить комментарий