Чирка-Кемь 2014. Часть шестая, в которой посмотреть есть на что

В предпоследний ходовой день нас ждало несколько относительно небольших порогов (после Хауды, Тахко и Никутного эти перекатики могли называться не более чем «слегка бодрыми»), а на десерт – изюминка на торте нашего похода, порог четвёртой категории с говорящим названием Рокк.

‑ Только давай, пожалуйста, просматривать пороги, ‑ едко сказала я утром Руслану, усаживаясь на весла. – А то будет как на Ледме – «нечего смотреть, да нечего смотреть, да порог-двоечка, да делать нечего»… Мы щас радикально не готовы опять киляться!

‑ Как пойдёт, как пойдёт, ‑ задумчиво ответил он.

Пороги мы пролетали более-менее успешно один за другим; сначала сверялись по лоции, но в конце концов сбились со счета и просто после краткого осмотра с воды ныряли в очередную бочку.

Под конец дня я начала потихоньку нервничать.

‑ Нет, ну давай смотреть всё-таки, ‑ обеспокоенно заныла я после подозрительно долгого ряда перекатов. – А то сейчас соскочим без просмотра в Рокк, мало не покажется. И вообще, давай остановимся, остальных подождём! Мы уже давно идём без лоции, не знаем, какие пороги прошли и что осталось.

‑ Да всё нормально, ‑ отмахнулся Руслан. – Я их считаю. Вот слышишь, там Ручей шумит впереди? Ну, по крайней мере, должен быть Ручей… Это последний порог перед Рокком. Он вроде бы тоже несложный, может, чуть-чуть посерьезнее остальных. Но в принципе, давай посмотрим, просто на всякий случай.

Мы причалили к камням. Руслан сбегал к порогу и вернулся что-то уж очень задумчивый.

‑ Не-е-ет, ‑ протянул он, ‑ вот это я без просмотра точно не пойду!

‑ Неужели тут есть на что смотреть?! – ненатурально удивился подошедший Вова. – Неужели мы тут не пойдем гружёными, без фартуков, касок и жилетов?!

‑ Вообще он стрёмный какой-то, для двойки, ‑ признал Руслан.

‑ Это потому, что он – четвёрка, ‑ хладнокровно сказал причаливший рядом Женя. – Сверялись бы с лоцией, знали бы, что Ручей вы только что проскочили. А это – уже Рокк.

Велик и могуч русский язык, но иногда взгляд может быть даже более выразительным. Свое отношение к только что чуть не произошедшему я выразила капитану безмолвно, но, похоже, доходчиво.

Почти весь следующий день был посвящен прохождению Рокка – мы просматривали его с обоих берегов, таскали вещи, прикидывали точки страховки. Мы с Русланом прошли его почти без эксцессов, и так же аккуратно вышли по струе Алиса с Женей. Я уже начала было позёвывать и по новой загружать нашу байдарку, чтобы плыть дальше, как тут в порог последними вошли Маша и Вова.

Что пошло не так, я поняла не сразу. Их байдарка вышла на нужный язык, а дальше произошло что-то совсем странное: под крики Вовы «Левым! Левым! Да левым, бл*ть!» байдарка решительно развернулась поперек течения, ударила бортом в камень и перевернулась.

‑ Вы же нормально выходили, ‑ недоуменно сказала я, пока ребята вылезали, чихая, из воды и сливали «Таймень». – Что случилось-то?

‑ Ну я же молодец! – охотно объяснил Вова. – Я же кричал «левым», и Маша, умница такая, левым и отгребалась! И хорошо так гребла, мощно! Видела, как нас развернуло?.. Только я же, блин, переученный левша… По жизни-то нормально, а в стрессовых ситуациях «лево» и «право» путаю только так. А нас прямо на камень выносило, и я-то имел в виду, что грести надо правым веслом, но искренне был уверен, что в ту сторону – это «левым»! В общем, Маша – молодец, отлично слушает команды, а меня отныне прошу называть «Капитан Левым Бл*ть».

После Ракконена по части порогов смотреть было практически не на что. Мы прошли километровый порог Олений, на котором Женя порадовал Алису свежеизобретенной командой «Отдыхаем», отданной прямо посреди перекатов; проскочили единичку Лоухи-2 и почти разрушенный Горшок.

На крайнюю стоянку встали за пять километров до Борового, нашей предполагаемой точки выброски. Здесь уже чувствовалась близость населёнки – на стоянке обнаружился мусор, вещь почти немыслимая в глубине туристических маршрутов. До ночи мы методично уничтожали остатки алкоголя, вспоминали пройденный маршрут и планировали новые походы уже на будущий сезон. А на следующий день обленились до того, что связались с водителем и попросили забрать нас непосредственно со стоянки – и устроили себе днёвку, до самого приезда машины неторопливо разбирая байдарки, купаясь в ледяной речке, бегая по местным холмам и объедаясь крупной, сладкой черникой.

Я как-то всегда пропускаю момент, когда крайний раз ухожу от речки. Вроде бы вот только что мыла в холодной воде котлы, слушала привычный плеск течения, а затем, не оглядываясь, уходила обратно к костру. А вот уже и рюкзаки в машине, и урчит мотор, и совсем нет времени спуститься на берег, помолчать, глядя на звёзды, поблагодарить за каждый день и за всю эту неделю сразу. С другой стороны – может, оно и к лучшему.

Может быть, если всегда ловить этот «последний» момент, если воздавать ему должное, ‑ он всякий раз будет слишком, невыносимо грустным.

Добавить комментарий