Чирка-Кемь 2014. Часть третья, в которой нечего смотреть

«Холодно. Ветрено. Нет, очень ветрено и очень холодно. Вода мокрая. И очень холодная, что характерно. И воздух. Тоже холодный и тоже мокрый. И еще пять километров плёса, затем два Ледмозерских порога и снова девять километров. Как так-то».

Примерно вокруг этих мыслей и вращалось мое существование в очередной ходовой день в «Таймени». Мы отставали от графика – не то чтобы критично, но уже ощутимо, поэтому старались наверстывать упущенное за счет скорости.

На десятиминутном привале перед Ледмой разгорелся спор.

‑ Сейчас встать, сделать нормальный перекус, а лучше – чаю и супчику, ‑ обстоятельно говорил Вова. – Потом идти на пороги, и там дальше по плёсу – сколько уже пройдём.

‑ Вова, как ты думаешь, сколько времени у нас займет этот чертов супчик? – раздраженно спросила я. – Учитывая, сколько времени мы делаем… дай-ка подумать… ВСЁ. Разгружаемся, выгружаемся, собираемся… Я ставлю на полтора часа, не меньше. А там можно будет уже никуда не идти. Предлагаю пройти оба порога и вставать на обед уже там.

‑ Супчик… горяченький… ‑ соблазняла Алиса. – Может, сначала всё-таки поедим, а?

‑ Так, ‑ после долгого молчания вклинился Руслан, ‑ сейчас проходим первый порог и там встаём на обед. Дальше по ситуации.

‑ Пороги, по лоции судя, несложные, ‑ подал голос Женя. – Двоечка максимум.

‑ Отлично, ‑ проворчала я, перехватывая весло поудобнее. – Значит, быстрее проскочим. А то развели тут, «супчик, супчик»…

Три байдарки подошли к первому порогу и легли в дрейф чуть в стороне от основного течения. Мы с Русланом причалили у левого берега; командор оглядел порог и почти сразу вернулся в байдарку.

‑ Там нечего смотреть, ‑ пренебрежительно сказал он, отталкиваясь веслом от камней. – Идём гружёными.

Мы отчалили и развернулись носом по течению; оставшаяся команда дрейфовала чуть позади, наблюдая за нами. Байдарка соскользнула в Ледмозерский порог.

Метафорический белый полярный зверь песец приветливо помахал нам хвостиком.

И не замеченный с берега боковой вал со всей силы ударил в борт «Таймени».

Гружёной байдарке много не надо, чтобы перевернуться, а если уж она переворачивается, то с концами. Мы оказались в воде чуть быстрее, чем мгновенно; я успела увидеть разлетающиеся гермомешки и в следующую секунду ушла вниз с головой. По лоциям порог, может, и был двойкой, но это если сидишь в лодке, а так – меня протащило по течению ещё через три или четыре бочки, прежде чем я сумела убраться из основного потока.

Кое-как словив весло, я ушла влево и выбралась на каменный островок, где смогла, наконец, выпрямиться и обозреть поле боя. Дела развивались стремительно, но не сказать, чтобы в нашу пользу. Ниже по течению угадывалась байдарка, почти ушедшая под воду, энное количество гермов, радостно бултыхающихся в направлении следующего порога, и Руслан, который пытался спасти всё это сразу.

А я стояла посреди речки, такая же насквозь мокрая, с бесполезным веслом в руке, и убедительно втолковывала самой себе вслух:

‑ Нет, ну всё правильно же. У нас сейчас что? У нас сейчас лето. А летом что надо делать? Купаться. Вот я и купаюсь. Всё идёт как надо!

‑ Ника! Переоденься в сухое! – крикнул Руслан откуда-то ниже по течению.

Велик и могуч русский язык. Я объяснила в ответ командору, что на данный момент стою по колено в воде посреди реки; что мои шансы добраться до берега, не вымокнув ещё раз, крайне малы; что текущее во всех смыслах положение дел меня не то чтобы совсем не устраивает, но вызывает лёгкое неодобрение и что в данный момент его, Руслана, способности к ясному мышлению находятся у меня под большим сомнением. И всё это одной короткой, ёмкой фразой. Какой ещё народ так может, а?

Полминуты спустя я заметила, что диспозиция изменилась. Во-первых, в реке стало многолюдно – Женя прыгнул в воду на помощь Руслану, вытаскивать гермы, а в мою сторону, аккуратно стопочкой сложив на берегу одежду, плыл Вова. Вдвоем мы кое-как разгрузили отловленную байдарку, слили из нее воду и даже отвоевали у реки почти всю тушёнку. Ещё чуть позже с какой-то совсем неожиданной стороны к нам выгреб Женя, спасший часть гермов и решивший ради разнообразия вслепую поплавать по речке за рандомными бревнами.

На заново погруженной байде мы трое доплыли-таки до берега, где уже лежали остальные гермы, стоял принесенный девочками пакет с сухой одеждой и стучал зубами о горлышко фляжки с коньяком Руслан.

Еле живая от холода, я почти выпала из байдарки, рухнула рядом с вещами, отобрала у капитана фляжку и задумчиво резюмировала:

‑ А вообще знаете, что? Супчик-то был чертовски неплохой идеей.

Добавить комментарий