Чирка-Кемь 2014. Часть пятая, в которой Вова ищет признания, а Женя – приключений

Никутный, порог третьей категории, должен был быть предпоследним заметным препятствием на Чирке-Кемь. Народ уже откровенно подустал от постоянной серьёзности происходящего и начинал развлекаться кто как мог: Вова, например, бегал туда-сюда по берегу со спасконцом и требовал коньяка.

‑ Я не пойду в порог на байдарке с пьяным капитаном! – протестовала Маша.

‑ Спокойно, ‑ отвечал Вова. – Щас я приму на грудь, разложусь в байде и сладко засну, а править будешь ты. Ну, ты же видела, как перед нами проходили? Запомнила? Вот так и пойдёшь!

На лице Маши ясно читалось, что при таком раскладе она «пойдёт» только по берегу и пешком. Вове тем временем надоело трепать нервы своему же матросу, и он пристал к Алисе и Жене, как раз собирающимся проходить Никутный.

‑ Хочу к вам третьим! Пассажиром! – категорично потребовал он.

‑ Садись, ‑ мгновенно и как-то уж очень легко согласился Женя. У меня мелькнуло подозрение, что у Мареева были свои планы на этот порог. И раз эти планы могли включать себя Вову, который почти в полном дезабилье уселся посередине байдарки и мгновенно сместил ее центр тяжести, то конечной целью вряд ли было чистое прохождение с хэппи-эндом.

«Таймень» под Жениным руководством развернулась и ушла в Никутный.

‑ Правым! – командовал Женя. – Правым! Ещё правым!

Не жди-и-и… Меня мама… Хоро-ошего… Сына! – вдруг надрывно и с чувством вывел Вова.

‑ Я, кажется, знаю, чем кончится, ‑ тихонько сказала Маша.

‑ Очевидно, ‑ согласилась я.

‑ Твой сы-ы-ын! Не такой! Как был вчера!.. ВПЕРЁ-О-О-ОД!

‑ Куда ж они в бочку-то идут?! – с ужасом выговорил Руслан.

Меня-а-а! Засосала! Оп-пасная! Тряси-и-ина!

‑ …бл*ть, еще в одну!

И жизнь! Моя вечная! Игра!!!

‑ Левым! ЛЕВЫМ! Нет, всё, поздно – держитесь! – крикнул Женя.

Байдарка соскочила в третью бочку и завалилась набок, вытолкнув из себя ребят; последним, изобразив ногой грациозное адажио и выведя завершающий горловой аккорд, упал Вова.

‑ Пойдём спасать? – неуверенно предложила я, глядя им вслед.

‑ Они почти в заводи, выплывут, ‑ мрачно ответил Руслан. – Кроме того, ты вообще их видела? Они на киль напрашивались с самого начала!

‑ Я и собирался киляться, ‑ подтвердил Женя чуть позже, когда мы заново грузили байды. – Нет, ну а то что за несправедливость?! Это же никакого веселья, все пороги чистыми проходить! Вам можно, а нам нет?!

По взгляду Алисы было ясно, что она как раз не возражала бы против перспективы «а нам нет». Женя и Вова, напротив, были довольны как слоны. Женя – долгожданным килем и тем, что зашитая рука всё-таки позволяет грести.

А Вова просто, кажется, нашел свое жизненное призвание. По крайней мере, «Не жди меня мама» в его исполнении стала безусловным хитом на весь остаток похода.

Ставлю, что и на все грядущие ‑ тоже.

Добавить комментарий