Чирка-Кемь 2014. Часть вторая, в которой некоторые байдарки собираются подозрительно легко, а некоторые – примеряют на себя роль катамарана

Стапель прошёл внешне без приключений. «Таймени» ради разнообразия решили не выпендриваться и с переменным успехом были собраны даже без помощи топора; ребята перешёптывались, что это не к добру.

Зарядил дождик – мелкий, больше похожий на туманный конденсат, но сплавные вещи мигом получили боевое крещение: к тому моменту, как мы рассаживались по байдаркам, сухого места ни на ком не осталось. Мы прошли сколько-то километров по плёсу, одолели пару перекатиков-единичек и подошли к первому серьёзному порогу – Хауде.

Глядя с берега на бурное течение, народ спорил, где байдаркам удобнее пройти порог. Мне же казалась принципиально безумной идея, что в этом ревущем потоке вообще где-то есть места, в которые может вписаться «Таймень», оставшись при этом на плаву и правильной стороной вверх. Мои сомнения только укрепляли тщательные приготовления: байдарки были разгружены, спасконцы и шлемы вытащены, жилеты надуты.

Как оказалось, это всё-таки возможно. Совершенно не помню, какими путями (помню только, что под конец «Таймень» почти наполовину состояла из воды, а моя кровь – из адреналина), но все три байдарки без приключений прошли Хауду. Ну, насколько эти слова вообще применимы к порогу-тройке – квинтэссенции самого понятия «приключение».

Следующий сильный порог, четверка по большинству лоций, носил скромное название Тахко-падун – то есть являлся, проще говоря, водопадом. Перепад высоты с берега казался небольшим (а с экрана компьютера так и вообще смехотворным), но я сильно подозревала, что непосредственно в байдарке моя точка зрения изменится мгновенно и кардинально.

‑ Обходить надо вон с того края, аккуратно спускаться по «языку», ‑ озабоченно говорил Женя. – Все лоции говорят, что по центру прыгают только катамараны.

Руслан пожирал центр порога жадными глазами, и я на сто процентов знала, что будет дальше.

‑ Ну что, ‑ невинно спросил он, поворачиваясь ко мне, ‑ мы сегодня катамаран?

Я закусила губу. Истина всегда многогранна, и на одной ее грани сейчас было написано: нет, мы ни разу не катамаран, мы байдарка «Таймень-2» не первой свежести с поролоновым носом и погнутыми стрингерами, а еще там огромная бочка и везде камни, а еще я хочу жить.

Другая же грань скромно гласила «приключение», и большего, в принципе, не требовалось.

‑ Вы же не пойдёте по центру? – подозрительно уточнил нам вслед Вова. Мы, не сговариваясь, изобразили одновременно глухоту и кататонический ступор.

Когда «Таймень» вырулила на центральный язык, мне подумалось, что вот, в принципе, и самое время остановиться на секундочку, переосмыслить свою жизнь и, может быть, пообещать себе больше никогда так не делать. Но Чирка-Кемь оказалась потрясающе нечувствительна к значимым человеческим моментам: не дав даже опомниться, она моментально вынесла нас чётко на центр порога.

Я ещё успела почувствовать под собой воздух, а затем байдарка нырнула носом в глубину.

Следующее, что я помню, это вылет на поверхность («Мы все еще в байде? Как это возможно вообще»), а затем попытки развернуть «Таймень», начерпавшую воды практически по борта, и увести ее от камней. Нам удалось это сделать ровно два раза, а на третий – уже на мелководной шивере – мы всё-таки перевернулись.

Стараясь устоять в течении, мы кое-как слили байдарку и довели её до берега, куда уже подбежали остальные ребята.

‑ С первым килем! – радостно возвестил Женя.

‑ Вы целы? – обеспокоенно спросила Алиса.

‑ Байдарка цела? – уточнил более практичный Вова.

У Руслана же расстановка приоритетов была вообще альтернативная. Он обвел всех безумными глазами, оглянулся на порог и воодушевленно спросил:

‑ Скажите, ну мы же по центру прошли? Да?!

И наступившую тишину нарушили пять хлопков фейспалмов.

Добавить комментарий