Лух 2014. День третий

Воскресенье, 15 июня

Экзамен был все ближе, а количество непрочитанного, что как-то нелогично, меньше не становилось. В общем ленивом мареве неторопливых сборов я судорожно глотала статью за статьей; в голове мешались испанские грузовики, средневековая диктатура и золотой Клондайк. В два часа дня, выспавшись, наевшись и условно собравшись, мы покинули последнюю стоянку.

Вытащили байдарки на точке выброски мы около пяти вечера. Сполоснули шкуры, выкинули сушиться весла и поставили маленький кан с чаем на газовую горелку.

Тут-то и случилось страшное – в губах Андрея героически погибла последняя сигарета.

Вытерпеть это было нельзя. Уверения местных, что до магазина идти полтора часа, энтузиазма курильщиков не ослабили. Мои горячие доказательства, что прожить без никотина четыре часа – это ерунда, очень легко заменяется разбором байдарок, тоже пропали втуне. Оба Андрея взошли на холм, силуэты их последний раз мелькнули на фоне вечереющего неба, и они пропали.

Спустя два часа они все еще не вернулись, что было странно, учитывая, что они собирались ловить на трассе машину. Соня, Женя и Марина разбирали «Вуоксу». Я разби… то есть стояла с очень озабоченным видом, пока Дима и Руслан разбирали «Варзугу». Подоспело картофельное пюре, и тут обнаружилось, что посуды у меня нет – она сгинула где-то в рюкзаке какого-то из Андреев и находиться, несмотря на все мои «цыпа-цыпа», решительно отказывалась. Тогда я познала прелесть поедания карпюра поварешкой из кана; из этого опыта я вышла перемазанная, но крайне довольная.

В девять вечера за нами уже приехала знакомая «Пежо», а Андреев всё не было. Их телефоны тоже молчали.

В десять они героически продирались сквозь заросшее по шею поле совсем с другой стороны, ориентируясь только на мою яркую ветровку. «Вы – олени!» — резюмировал Дима. «Зато с сигаретами», — парировал Заикин. Затем Андреи рухнули возле горелки, проглотили последнюю банку тушенки и с мрачным удовлетворением закурили.

В десять двадцать наши рюкзаки и байдарки уже были свалены в багажнике, я сидела на переднем сидении, а водитель гнал машину по трассе, демонстрируя полное презрение к ПДД вообще и к ограничениям скорости в частности. Под первые гитарные аккорды General Fiasco в наушниках я начала задремывать, и последним, что промелькнуло у меня перед глазами перед тем, как я провалилась в сон, была речка, и яркое солнце.

И байдарки, и каны над костром, и Сонина игрушка на спальном коврике.

И вся наша разношерстная, но такая теплая компания.

И эти июньские выходные – сплошная яркая, зеленая, счастливая полоса.

 

Добавить комментарий