Собь 2014. Часть 2. Мели

На третий день похода, когда мы решили, что пеших и горных приключений с нас вроде как и хватит, было решено перетащить байдарки на более-менее нормальную уже реку, и дальше соответствовать гордому имени водников. Легче сказать, чем сделать, естественно; перетащив все вещи (снова в несколько ходок), мы столкнулись с необходимостью собрать-таки сплавсредства.

Нам с Русланом досталось собирать «Таймень», и, скажу я вам, это потрясающий опыт, просто бесценный.

Самое частое действие, которое приходится выполнять при сборке «Таймени», ‑ это забивать болт. Серьезно. Буквально. И в переносном смысле тоже. «Таймень» выглядит как конструктор «18+». В процессе я не раз успела мерзко похихикать на тему болтов, порнографии и того, что стрингера насухую, без смазки, никуда не вставляются.

Байдарка собирается примерно за час или полтора. К этому времени за… то есть, насладиться процессом успевают все. Даже комары уже не пристают. Они бродят по фальшборту и от скуки покусывают шкуру.

Собраться, перепаковать вещи в гермы и решить, где будет ехать водка, ‑ дело тоже важное и потому небыстрое. Так что со стапелем мы закончили уже ближе к вечеру, а вот дальше, за неимением лучшего слова – началось.

Первые часы на воде парни больше проводили за бортом байдарок, чем внутри. Собь была мелкой беспощадно, бескомпромиссно; тащить байды по мелям приходилось каждые три минуты, вода задумчиво журчала «а не превратиться ли мне в лёд» ‑ в общем, обязательная для всех байдарочников доза ненависти к своем сплавсредству нас не миновала. Мели и мелкие порожки, мелкие порожки и мели…

Правда, не везде.

В какой-то момент, когда мы плыли без остановок уже рекордные пять минут, наша Таймень скатилась с порожка и метров через шесть в очередной раз встала.

‑ После порога мель! – не оборачиваясь, крикнул Руслан.

После – значит после. Повинуясь воплю командора, Вова тоже отвел их с Машей байду с порога и в ту же секунду отважно шагнул за борт…

В теории, самое первое глубокое место на Соби могло оказаться где угодно, но только (судя по окружающим нас мелям) радикально не здесь. У меня есть подозрение, что до нас, на самом деле, глубины там и в помине не было. Просто в тот момент, когда Вова, готовясь провести байдарку, прыгнул за борт, речное русло гостеприимно вогнулось.

Вова сделал «буль» и ушёл под воду с головой.

Он вынырнул спустя пару секунд, отфыркиваясь от воды под наш дикий хохот («Это мель, по-твоему?! Это, по-твоему, мель?!!»). Тогда была, кажется, разгерметизирована первая фляга водки. Глоток согревающего плюс вечный Вовин стоический оптимизм, и купание в ледяной Соби уже не кажется чем-то фатальным.

И надо было видеть счастливые лица его и Руслана, когда они вдвоем прошли на разгруженной ради такого дела Таймени первый серьезный на этой реке порог. Под свист и аплодисменты с берега они красиво провели байдарку меж камней, вылавировали на струю и демонстративно, как на дрифте, развернулись у самого берега. Холод, комары, подступающая ночь – все было послано к чертям. Абсолютное, абсурдное, свободное счастье.

Тогда я в первый раз, наверно, пересмотрела свое отношение к трудностям.
Если раньше всё, что меня не устраивало, я пыталась свести к нулю либо сделать вид, что неприятностей не существует, то теперь моя точка зрения кардинально поменялась. Я всем телом, как, наверно, никогда раньше, чувствовала всё, что со мной происходит – но не пыталась закрыться. Трудности? Да плевать. Выдержу – первый, что ли, раз? Гораздо важнее другое, и вот оно – бесконечный закат над Собью, запах воды и полярных цветов, звонкий хохот друзей — и это стоит всего. Всего, черт возьми, остального.

Добавить комментарий