Кольский 2015. #2. Комариная песнь

Итак, мои успехи в принятии Жизни как она есть с каждым днём становились всё более стабильными. Я уже не обращала внимания на неудобства и холод, относясь к ним философски. Я научилась существовать здесь и сейчас, полноценно проживая каждую секунду, – вдыхать холодный пряный воздух, любоваться окружающими пейзажами; медитировать, глядя на близлежащие вершины, и наслаждаться тем, что меня ничто не отвлекает и не раздражает…

… ничто не отвлекает и не раздражает…

… за исключением целой чёртовой тучи, мать их, комаров!!

***

В нашей родной средней полосе комары и мошки – это, натурально, великосветские создания. Летают они исключительно по тёплой сухой погоде, соблюдая комендантский час; берегут свои кисейные крылышки от ветра и дождя, а перед тем, как укусить, долго и застенчиво жужжат в ухо, как парижские нищие: «Monsieur, пrошу Вас, пожеrтвуйте немного на пrопитание моим несчастным деткам… grand merci, здоrовья и полнокrовия Вам и всем Вашим rодственникам».

А вот комары Заполярья – это совсем, совсем другой биологический вид. Лётная погода у этих зверей начинается с пяти градусов по Цельсию (наличие тумана, ветра или дождя не учитывается вообще), а стремление во что бы то ни стало напиться крови затихает лишь с последней судорогой. Репелленты, даже ядрёный Gardex Extreme, действуют на них как красная тряпка: лишённые возможности укусить опрысканные участки кожи, комары их от злости просто яростно таранят. Отлетают и таранят опять. Цикл повторяется бесконечно.

В первые дни комары бесили меня почище всего остального. Мокрые ноги можно (теоретически) высушить, на замерзшее тело накинуть лишний свитер, от рюкзака отдохнуть на ближайшем привале, а утолить голод – вечером на стоянке. От комаров же спасения не было вообще. Их можно было давить десятками – туча не уменьшалась. Можно было брызгаться репеллентом – они всё равно, жужжа, лезли в глаза и рот. Можно было шипеть и злиться, можно стоически их игнорировать – комары были незыблемой и неизбежной данностью примерно того же порядка, что закон всемирного тяготения.

Однажды я поймала себя на том, что раздражение от этого постоянного роя комаров мне почему-то знакомо. Что-то в повседневной жизни уже вызывало у меня чувство, похожее на то, когда я любуюсь чем-то по-настоящему прекрасным – и не могу сосредоточиться, потому что непрерывное мельтешение и жужжание отвлекает меня и злит. Я принялась копаться в себе, выуживая это ощущение на поверхность и вспоминая, где ещё я его испытывала. Ответ внезапно нашёлся – и оказался крайне неожиданным.

Комары были очень похожи на мысли.

***

Моя внутренняя классификация мыслей предельно проста. Есть мысли «полезные» – сюда относятся, скажем, стратегическое планирование, рефлексия и прочие размышления о разумном-добром-вечном. То, что придаёт сил, то, что заряжает, помогает выстроить дальнейшие планы и систематизировать бардак в отдельно взятой голове.

И есть мысли «вредные». Это разного рода нытьё на тему и без темы. Это нудные, тридцать раз пережёванные умозаключения о себе и мире, послушав которые, Вова настойчиво посоветовал мне «не путать рефлексию с мозгоклюйством». Это не стоящие внимания противные мелочи, к которым с упорством мазохиста возвращаешься вновь и вновь. Это тот самый неумолкающий «эфир» в голове, белый шум на экране, который мешает сосредоточиться и увидеть цельную, яркую картину.

Это надоедливые комары, чей зуд нарушает благословенную тишину, а мельтешение портит пейзаж.

Придуманная аллегория мне самой так понравилась, что я решила, чтоб уж два раза не вставать, сразу попробовать отсюда провести ещё несколько аналогичных параллелей – и посмотреть, не выудится ли из этого каких свеженьких решений. А искатель, как говорилось в одной хорошей детской книжке, всегда найдетель. Походы тем и хороши, что приобретённые там навыки и лайфхаки – при минимальном воображении – легко экстраполируются на остальную жизнь.

«Значит, комары у нас временно отвечают за «вредные» мысли, – соображала я. – Они мельтешат, не дают сосредоточиться, раздражают. Иногда их становится меньше, но они почти никогда не исчезают полностью. Тогда, если развивать аналогию дальше, зудящий комариный укус похож на болезненную и неприятную мысль, которая долго вилась вокруг – и таки тебя достала».

Минутка походной мудрости. Знаете ли вы, что нужно делать с комариными укусами?

Правильный ответ – ничего.

Нет, если очень хочется, можно капнуть на них химии из специальной баночки, на которой написано «после укусов». Потому как на эффекте плацебо современная фармакология стояла, стоит и прыгать будет. Но можно обойтись и без того. Противные и зудящие, комариные укусы всё-таки почти безвредны – если только их не расчёсывать.

Зато вот если чесать и тереть, где зудит – тут-то начинается цирк с конями и Кастанедой. Лёгкое покраснение превращается в «а давайте-ка всё распухнет, как бревно», зуд перерастает в боль, а самое неприятное и необъяснимое – комаров вокруг мгновенно становится ещё больше. И процесс перерастает в дурную бесконечность.

Укусы комаров – неизбежны. Да, если носить закрытую одежду да вовремя обновлять репеллент, КПД у них падает почти до нуля – но их всё ж таки так много, что хоть кто-то да пробьётся.

Мысли, которые раздражают, портят настроение и подрывают веру в себя, иногда приходят в голову любому человеку – даже самому уверенному, самому счастливому, самому мудрому. И в этих мыслях тоже нет ничего страшного – если только на них не зацикливаться.

Комариные укусы – это не страшно. Просто не расчёсывайте их.

***

Было и ещё одно, с моей точки зрения, полезное не только для походов наблюдение. Оно опять-таки касалось укусов, а также заодно синяков, вывихов, порезов и прочих травм.

Заключалось оно в том, что комары иногда кусают очень «удачно» – в самое больное место, которое распухает и долго потом не проходит. Бывают большие синяки, бывают неприятные вывихи. Бывают, в конце концов, травмы, которые болят дольше всех остальных – просто потому, что они серьёзнее.

И что бы ты с ними не делал, они болят и будут болеть, пока не пройдут. Так или иначе, некоторое время они будут доставлять дискомфорт. Единственный выход – сделать всё, что в твоих силах, чтобы облегчить боль, и после этого не заострять на них внимание. Они есть, они болят – но они заживут.

И речь, конечно, не только о физических ранах.

***

Помню, в самый первый день, когда мы шли через болота от Ловозера к реке Сергивань, местные комары поприветствовали нас так тепло, что чуть не целый баллончик драгоценного репеллента улетел тут же. Я пребывала в тихом ужасе – этих баллончиков у нас было с собой всего пять, на восемнадцать дней. При таком бодром расходе мы рисковали куковать без Гардекса почти две недели, что в этом царстве комаров казалось смертельным. Я была железно уверена, что репеллента нам не хватит.

Потом как-то незаметно Гардекса стало уходить всё меньше, меньше и меньше – и в последние дни мы перестали им пользоваться почти совсем. Обратно в Москву уехало полных два баллона.

Я и не отследила тот момент, когда комары перестали меня раздражать – совсем. Не то чтобы я перестала их замечать. Не то чтобы приняла решение стоически игнорировать. И уж конечно, они вряд ли стали мне нравиться.

Просто они как-то встроились в картину окружающего мира. Они существовали – но больше мне не мешали. Их мельтешение, жужжание и периодические укусы воспринимались как часть всей остальной жизни. Их уже не хотелось уничтожить подчистую, они не вызывали мысли «вот без них всё было бы идеально». (И, кстати, они очень смешно болтали в воздухе задними лапками, когда ползали вверх-вниз по треккинговым палкам).

Было время, когда все расстраивающие, неприятные и грустные мысли мне хотелось выжечь из собственной головы огнемётом. Потому что они были «неправильными». Потому что «вот если б не они, всё было бы хорошо». Потому что «их тут быть не должно».

До меня только сейчас дошла идея, что, может быть, с ними и не надо бороться – ведь чем больше ты отмахиваешься от комаров, тем больше их вокруг становится. А вот если думать о них, как о понятной и естественной части окружающего мира – тогда они перестают злить, а значит, быть серьёзной проблемой.

Когда комары перестают тебя бесить, они больше не мешают наслаждаться Жизнью. Когда дон Кихот бросает бороться с ветряными мельницами, у него освобождается время для чего-то более полезного.

Для того, чтоб быть счастливым, например.


VDKwJ7Ud_oU

Один комментарий

  1. Да 😊комары азартные насекомые, как и никчемушный мысли 🙂 Если в процесс не вовлекаться, довольно быстро интерес теряют к не отмахивающейся особе😄

Добавить комментарий